» » Пелагея, певица: «Сегодня каждый сам за себя. И в этом весь корень зла»

Пелагея, певица: «Сегодня каждый сам за себя. И в этом весь корень зла»
27.11.2013 4 085 0

Пелагея, певица: «Сегодня каждый сам за себя. И в этом весь корень зла»

Афиша Челябинска
В закладки
Пелагея, певица: «Сегодня каждый сам за себя. И в этом весь корень зла»На саммите 1997 года, когда встречались главы держав России, Германии и Франции, Жак Ширак не случайно назвал Пелагею, спевшую для них, русской Эдит Пиаф: у нее уникальный голос в четыре октавы. Она единственный артист, у которого нет и никогда не было педагога по вокалу, за нее никто не брался, потому как боялись испортить.
 

– Пелагея, ты даешь интервью с пятилетнего возраста. Наверняка за это время энное количество раз прозвучали одни и те же вопросы. Какие из них тебе уже порядком надоели? Спрашиваю, дабы не повторяться.

– Чаще всего журналисты спрашивают, на самом ли деле меня зовут Пелагеей. Да, это мое настоящее имя. Кстати, мне еще повезло родиться девочкой: мама решила, что мальчика назовет Спартаком! Часто спрашивают, каково мне пелось перед президентами во время саммита 1997 года, каким был Борис Николаевич Ельцин и как он ко мне относился… Многие склонны считать, что если я несколько раз пела перед президентами, то мы с ними непременно должны ездить друг к другу в гости или по крайней мере дружить семьями. Случается, что во время пресс-конференций и интервью меня просят спеть. Я стараюсь такие просьбы предупреждать, потому что это не так уж легко – петь всегда, везде и в любых условиях. Не просят же балерину станцевать во время беседы!

– Какую самую страшную неправду о себе приходилось слышать?

– Что я выступаю под охраной патриархии. А еще, после участия в известном телепроекте, некоторые СМИ обвинили меня в том, что я «кинула» свою партнершу. Это неправда и, безусловно, все это неприятно. Но вместе с тем это закаляет: после различных неприятных ситуаций становлюсь только сильнее.

– Ты всегда говоришь правду?

– По крайней мере, предпочитаю. Потому что врать не умею. Если я говорю неправду, то начинаю краснеть, бледнеть, запинаться. Меня легко раскусить. По мне так лучше оставить неприятный вопрос без ответа, чем лгать.

– А какие вопросы ты считаешь неприятными?

– Касающиеся личной жизни. Я трепетно отношусь к соблюдению своего личного пространства и пространства других людей. Со времен переезда в Москву я стала пускать к себе и в дом, и в душу гораздо меньше людей, и до сих пор не могу разобраться, хорошо это или плохо.


 

– Пелагея, в три года ты умела читать, в четыре – набирать текст на печатной машинке. И при этом не любишь, когда тебя называют вундеркиндом. Почему?

– Потому что это неправда. А я не люблю неправду, ни критическую, ни комплиментарную. Говорят, вундеркиндов выращивают родители, склонные к чрезмерному тщеславию. Моя мама никогда не пихала меня ни в какие конкурсы. В моем понимании, вундеркинды – это другие дети, которые полностью погружены в некое дело и из-за это становятся несколько асоциальными. Это такие немного «люди с тараканами». А у меня «тараканов» нет, я всегда была обычной девочкой, общительным ребенком, имела много друзей и других интересов помимо пения.

– Но речь о твоем уникальном голосе…

– Голос – тоже не моя заслуга, он всегда у меня был. А моя задача – его сохранить и учиться мастерски им владеть. Вокалу я никогда не училась. То, как голос менялся в течение нескольких лет, результат активной работы на концертных площадках и в студиях, работы моей и моей мамы.

– Говорят, в шоу-бизнес попадают только люди особенные. Ты согласна с этим?

– Все люди разные. У каждого там свои интересы – кому-то необходимо быть на виду, кто-то хочет иметь непыльную работу, а кому-то хочется самовыразиться и что-то интересное людям донести. Я никогда не была частью машины, именуемой «шоу-бизнес». Группа «Пелагея» существует совершенно по другим правилам, которые когда-то сама себе установила. Мы ограничены лишь чувством собственного достоинства. Нам никто не указывает, что нам делать. И слава Богу, что я как творческая единица существую именно в такой природе!

– Некоторые артисты воспринимают гастроли как неизбежное зло, с которым приходится мириться только потому, что надо как-то зарабатывать деньги. А тебе нравится гастролировать?

– Да, я гастроли очень люблю и всегда их жду с нетерпением! Могу сказать, что у нас с ребятами достаточно плотная гастрольная деятельность по России и за ее пределами. Наши гастроли – этакий нон-стоп процесс, который длится уже много лет. Моя профессия позволила мне побывать во всех уголках нашей необъятной страны, и я считаю это большой удачей. Потому что, если ты живешь в одном городе, то твои представления обо всей стране этим городом и ограничены. Но у нас огромная страна, в ней много всего разного... Даже публика в каждом городе своя особенная. Есть города, где на концертах звучат шквалы аплодисментов и дарят море цветов. А есть такие, где не подарят ни одного цветочка, но зато весь концерт будут от удовольствия топать ногами и прямо во время песен кричать какие-то удивительные фразы, типа «А-а-а! Убей нас!» (Смеется.). У всех свои «фишки».


 

– Как ты восстанавливаешься после концерта, когда происходит сумасшедший обмен энергией со зрителем? Ведь у вас наверняка не остается никаких сил!

– Вы правильно сказали, что это именно «обмен». Это волшебный процесс, потому что обмен хорошей энергией со зрителем – важнейшая задача артиста. Конечно, сил отдается очень много. Но и люди, в свою очередь, тоже щедры на эмоции... Я ответственно отношусь к работе, профессии, перед концертом стараюсь лечь спать пораньше, потому что голос – инструмент капризный, не любит, когда с ним «халтурно» обращаются. Голос – штука, требующая внимания, ухода и уважения.

– А правда, что ты занимаешься йогой?

– Правда, занимаюсь, медитирую. К йоге шла долго. Поняла, что нужны физические упражнения, но не фитнес-тренажеры. Сразу же после того, как в первый раз занялась йогой, поняла, что это мое. Я очень люблю одиночество. Особенно не то, когда ты один на один с собой, а когда ты в себе один. Это все я нашла в йоге. С тех пор, кстати, перестала есть мясо.

– Почему? Тебя зомбировали на занятиях йогой?

– Нет, нас там не зомбируют! Мех и кожаную обувь я до сих пор ношу, отказалась только от мяса, потому что стала по-другому относиться к тому, что попадает в мой организм. Я по-прежнему очень люблю готовить, но только не для себя самой, а для близких. Приготовление еды, на мой взгляд, процесс достаточно сакральный. Ведь нужно не только набить брюшко человеку, а еще и подзарядить его позитивом.

– Есть мнение, что наши за рубежом выступают «круто» и выкладываются на все сто, а зарубежные артисты, приехав в Россию, отыгрывают свои концерты «спустя рукава»…

– Я с этим не соглашусь! Я хожу на концерты зарубежных артистов. И ощущения, что кто-то пожадничал силы, недодал энергии зрителям, не было.

– Считаешь ли ты себя в профессии обслуживающим персоналом?

– Мне сложно ответить на этот вопрос. Я понимаю, что есть артисты, которые такие далекие, недоступные, недостижимые, странные и непонятные… Мне бы не хотелось быть для своего зрителя странной и непонятной. Но при этом я не хочу служить и угождать каждому. Во всем должна быть мера. Хотелось бы быть понятной, но не доступной.


 

– Пелагея, расскажи о «Голосе». Как тебя занесло в этот попсовый проект?

– В том-то и дело, что он не попсовый! «Голос» – настоящий нонсенс в нашем шоу-бизнесе. Он очень амбициозный и все-таки транслируется на главном канале нашей страны. Это честный проект, в котором участвуют люди честно. Все – от уборщицы до Константина Эрнста – чувствуют себя одной командой. Все переживают за ребят, друг за друга и за наше общее дело. Для нас «Голос» – это не конкурс. Ну и мне очень лестно состоять в тренерском составе наряду с остальными тремя наставниками.

Я отдаю себе отчет в том, что это своеобразный кредит доверия мне: ведь я персонаж достаточно неформатный и к тому же девушка молодая. До проекта я была знакома только с Димой Биланом. Поначалу очень боялась Градского и не могла понять, как такой человек согласился участвовать в телевизионном проекте. И мне, кстати, казалось, что абсолютно все пойдут к Леониду Агутину. У него же на лбу табло: «Иди ко мне! Я шикарный музыкант! У меня безупречный вкус!» Я его безгранично уважаю.

– А что ты можешь сказать о своих подопечных?

– О, они все настолько разные! Каждый ярок и мегаталантлив. Невозможно себе представить, как прощаться с каждым из них. Я никогда не сидела ни в каких жюри и не умею талантливым людям говорить «До свидания! Ты сегодня – хуже». Тем более так трудно объяснить человеку, почему не он, а кто-то другой, да еще в эфире.

– Согласна ли ты, что в нашей стране большая проблема с материалом? Какова реальная судьба победителей голосов?

– Не знаю. У нас проблема не только с авторским материалом, но и с продюсерами. Хочется, чтобы мои подопечные состоялись все до единого, но как им помочь? У меня нет таких ресурсов. Все, что я могу, я делаю в рамках проекта «Голос». Многое зависит от самих участников: на что они готовы пойти, на какие компромиссы, что они хотят делать в будущем, насколько широки их амбиции, хотят они собирать огромные стадионы или маленькие клубы, а главное – какую музыку и какие мысли они хотят транслировать людям… Есть артисты, которые хотят камерной аудитории, но где будут понимать каждый их вдох. Я видела среди участников реальных звезд и знаю, что они пойдут дальше. Жаль, что в первом «Голосе» совсем не было этнических исполнителей. Да, пришла одна девочка, которая спела «Валенки», но спела плохо, потому что вообще-то учится на эстрадно-джазовом отделении. Не пришла ко мне ни одна российская Севара, а я бы с удовольствием поработала с такой.


 


 

– Как думаешь, почему так редко загораются настоящие звезды? Почему нет новых «Битлов» и «Пинк флойд»?

– Потому что такие творческие единицы не могут появляться еженедельно, это случается раз в эпоху. Если бы это происходило чаще, то это было бы неправильно и не нужно. Мы же должны уметь отделять зерна от плевел!

– Пелагея, почему, по-твоему, на российской эстраде такое засилье одних и тех же исполнителей?

– Я думаю, что никакого засилья нет, просто требования формируют рынок и никто не виноват в том, что народ чаще всего хочет слышать и видеть несколько упрощенный и понятный вариант эстрадного поп-корна.

– Кого из артистов современного отечественного шоу-бизнеса ты могла бы выделить?

– Я не слушаю русскую музыку в принципе, за исключением группы 5'nizza. Фольклорных исполнителей слушаю – Инна Желанная, Анжела Манукян, Ольга Сергеева, есть прекрасные настоящие фольклорные коллективы. Зарубежную музыку – любую качественную. От Сэра Маккартни до Skunk Anansie, от Нирваны до Portishead и Muse. Мне очень нравится, как поют на Западе, особенно женщины, особенно черные женщины.

– Пелагея, у тебя и во время эфиров «Голоса», и во время собственных выступлений всегда такие разные, но неизменно фантастической красоты платья…

– Это все мама! Она сама их придумывает и сама шьет, все своими руками! Моя мама – это мое все: она мне и папа, и брат, и сестра, и продюсер, и концертный директор! Она выполняет невероятное множество суперфункций! Когда говорят, что талантливый человек талантлив во всем, то это обычно преувеличение. Но в случае с моей мамой это на сто процентов правда! За что бы она ни взялась, она становится суперпрофессионалом. Раньше, когда мы жили в Новосибирске, бабушка и дедушка возделывали участок, у них там был целый лес помидоров. А мама приезжала, надевала шляпу, садилась в гамак и говорила, что в земле ковыряться она не намерена, мол, не царское это дело. Сейчас ее из этой земли не вытащишь! Она стала мегасадоводом, и параллельно – ландшафтным дизайнером! Она разговаривает с деревьями, это помогает им выздоравливать, если они болеют. У нас болела одна елочка и мама ее своими разговорами выходила, представляете?! Я благодарна своей маме за все, что она для меня когда-то сделала и делает. И работаю с ней не просто потому, что у меня нет выбора. Я просто не могу себе представить работу с другим человеком. Мама была моим музыкальным продюсером с ранних лет, и всегда мы общались на равных. Она меня никогда не ругала, но обращала внимание на какие-то недостатки. И это совершенно удивительный опыт. У нас ведь обычно как: вокруг артиста свита, которая каждый его шаг, каждое слово и действие называет только великолепным, которая его самого называет самым замечательным на свете. Потому что боится лишиться милости. А у нас с мамой всё наоборот!


 

– Почему у группы «Пелагея» нет ни одного клипа?

– Потому что в нашем случае это не показатель успеха. Снимать хороший качественный клип себе в стол, чтобы потом просматривать долгими зимними вечерами… Зачем? Каналы, которые у нас занимаются продвижением музыки, никак бы не взяли наши клипы себе в ротацию, а теперь таких каналов практически нет.

– Раз так, никогда не было мысли попробовать свои силы в других, более современных направлениях?

– Нет. Меня очень интересует наша старинная музыка, я очень люблю народные песни, мне интересно их петь и я комфортно себя в них чувствую. Мне нравится придавать этим песням второе дыхание, заново запускать их в народ, немного помогая современной аранжировкой. У русского этно-рока есть своя, и немалая, аудитория, этническую музыку слушают разные люди! Вообще в наше время народная музыка – это музыка, до которой нужно дорасти. И на самом деле этот жанр сегодня является элитарным, потому что он сложен для восприятия поначалу. Аранжировки и наше отношение к этим песням, то, что люди нам верят и разделяют наш вкус – вот ответ на то, откуда у нас полные залы по всей стране.

– После выхода вашей программы «Вишневый сад» в отзывах значилось: «Таки Раневская!»

– Я не могу сказать, что «таки Раневская». У нас нет ни ее, ни Лопахина, ни Гаева. Но, конечно, мы вдохновлялись чеховским временем, когда женщины были загадочными, прекрасными, в чем-то беспомощными, но тем не менее такими, которым хотелось посвящать романсы, которых хотелось носить на руках и о которых хотелось мечтать. Не знаю, насколько у меня получилось воплотить образ такой женщины в реальность, но он помогал мне исполнять романсы. Когда на тебе такой костюм, это, конечно, сподвигает к тому, чтобы вести себя на сцене немножко иначе.

– Это значит, что ты переквалифицировалась в исполнительницу романсов?

– Нет. Но когда я исполняю фольклорные вещи, то получаю невообразимое удовольствие. Наверное, это связано с генетической памятью. Когда я пою народные песни, она во мне срабатывает.


 

– То есть фолк-рок – это для того, чтобы не забыть свои корни?

– Фолк-рок потому, что он хорош, он позволяет играть и прикасаться к разным жанрам. В нем я могу найти ответы на какие-то вопросы, которые меня мучают. Русский фольклор он не только для бабушек, за ним будущее! Знаете, я прочитала «Русскую идею» Бердяева. И могу сказать, что я эту идею давно чувствую и пытаюсь транслировать. Я стараюсь относиться к нашей стране не как к съемной квартире, в которую я случайно попала. Понятно, что гораздо проще послушать более легкую музыку. Мы с урбанистическим образом жизни не настолько связаны с природой, обрядами, временами года и т. п. Много тем, которые поднимаются в фольклоре, нам непонятны. Мы не знаем значения многих старинных слов, и это очень печально, потому что и в школе сейчас нет достойного образования, нас очень мало вводят в основы нашей культуры. У меня в школе был предмет «Введение в народное искусство», нам рассказывали много интересных вещей, которые в обычных общеобразовательных школах обходят стороной. Вместо того, чтобы пойти послушать Шнитке и Шопена, нам проще включить певицу МакSим.

В Шопена-то надо погружаться, а под МакSим не нужно ни о чем думать, ты можешь планировать свой день, тебя ничто не будет отвлекать. То же самое с книжками, которые мы не читаем, потому что надо думать, а проще взять легкое чтиво. Все от того, что мы очень себя жалеем, стараемся уберечь от глубоких мыслей, важных вопросов, поверхностно существуем, и от этого еще боимся узнавать собственную культуру. А нужно не бояться обращаться к мудрости предков. Сейчас, когда страна находится в нестабильном положении, нам нужно найти чем гордиться. Прежде всего, нужно гордиться прошлым России, а потом сделать так, чтобы через какое-то время мы могли гордиться ее настоящим.

– Значит, для тебя патриотизм – не пустые слова?

– Нет, я осознаю в себе любовь к родине и горжусь тем, что живу в этой стране. Понятно, что сегодня все преимущественно индивидуалисты, каждый сам за себя и никто никому ничего не должен. Но мне кажется, что жить по таким принципам очень скучно, неправильно и вообще в этом весь корень зла.

Пелагея Ханова родилась 14 июля 1986 года в Новосибирске, в творческой семье (мама – в прошлом джазовая певица, театральный режиссер, педагог по режиссуре и актерскому мастерству). В 1994 году Пелагея поступает без экзаменов в спецшколу при Новосибирской консерватории. В 1996 году становится победителем в конкурсе Победителей «Утренней звезды» и получает звание «Лучший исполнитель народной песни в России». В 1997 году Пелагея выступает на Красной площади в Москве, по приглашению Андрея Кончаловского, подписывает контракт с фирмой грамзаписи FeeLee (специализирующейся на выпуске альтернативного рока), переезжает с мамой в Москву, живет на съемных квартирах, учится в музыкальной школе при Институте им. Гнесиных, участвует в правительственных концертах и фестивалях альтернативной музыки. В 1999 году расторгает контракт с FeeLee и с мамой Светланой Хановой собирает вокруг себя юных музыкантов-виртуозов, организовывает группу, играющую акустический фолк-рок. Их первый сольный концерт проходит в переполненном ЦДРИ. В 2000 году Пелагея экстерном заканчивает школу и в 14 лет поступает в институт РАТИ (ГИТиС) на эстрадный факультет. В 2003 году выпускает первый альбом «Пелагея», группа также теперь называется этим именем. В альбом входят все записи, сделанные в детские годы за время контракта с фирмой и новая акустическая программа. В 2005 году Пелагея заканчивает институт с красным дипломом и выступает на Трафальгарской площади в Лондоне и на рок-фестивале «Нашествие». С этого времени группа «ПЕЛАГЕЯ» – одни из лидеров успешной концертной деятельности в России и хедлайнеры самых крупных рок-фестивалей. В 2008 году Пелагея получает премию «Триумф» за вклад в российскую культуру Альбом «Девушкины Песни» был признан лучшим рок-альбомом года и получил премию FUZZ, получает еще несколько наград и становится лидером продаж. В 2009 году Пелагея голосованием получает премию Нашего Радио «Лучшая рок-солистка». В январе 2010 года приняла участие в российской постановке вокальной оперы-импровизации Бобби Макферрина «Боббл». В 2012 году приняла участие в качестве тренера-наставника в вокальном телевизионном шоу «Голос», выходящем на «Первом канале». Ее воспитанница Эльмира Калимуллина в финале шоу заняла второе место. В 2013 году – также наставник шоу «Голос» и наставник в шоу «Детский Голос», эфир которого начнется на «Первом канале» после Нового года, в 2014 году.

Комментарии (0)
Добавить комментарий
Прокомментировать
Алла Пугачева, певица, народная артистка СССР: «Сейчас стало очень много элитарной музыки, в которой певцы выпендриваются друг перед другом»
Примадонна российской эстрады Алла Пугачева в апреле 2010 года покинет сцену и займется другими проектами, главным из которых она называет «Радио Алла». Сама Алла
Настя Задорожная, актриса, певица: «Я не тот человек, который сильно заинтересован в пиаре»
Настя Задорожная – девушка, которая всего добилась сама. Ее сегодняшняя популярность родом из детства. Именно тогда она начала гастролировать с коллективом «Непоседы» по
Александр Балуев, актер: «Русский актер никогда не сыграет главную роль в голливудском проекте!»
В российском кинематографе он олицетворяет Настоящего Мужчину. До какого-то времени был и настоящим полковником – слишком часто актеру Балуеву доставались роли военных.
Гоша Куценко, актер и певец: «Не хочу за спиной моих работ устраивать интриги»
Ему часто бросают упрек, что его в кино слишком много – такие упреки обычно бросают только очень знаменитым. Ни одна мало-мальски стоящая картина не обходится без его
Участники реалити-шоу «Дом-2»: «Проект будет идти еще долго, ведь дом может стоять сто лет»
Участников проекта «Дом-2» сложно назвать звездами. Они не прославились своими выдающимися талантами, не покоряли публику умом и способностями. Но все они так или иначе
Медиапроект «Иное Кино»
Медиапроект «Иное Кино»
Медиапроект «Иное Кино»
28.03.09 Афиша Челябинска
Целый месяц 10 человек, среди которых были замечены известные бизнесмены Челябинска, чемпион СНГ по боксу, художник, а еще рекрутер, снимали свое кино. Точнее, свое Иное
Олег Митяев, бард: «Жванецкий мне завидует и выступает у меня на «разогреве»!»
Олег Митяев – один из самых известных в России бардов. Начиная в жанре традиционной авторской песни, он смог не растерять каэспэшного обаяния и приобрести
Сергей Дроботенко, юморист: «С музой мы любим друг друга...»
Лауреат Всероссийского конкурса артистов сатиры и юмора, постоянный участник телепередач «Смехопанорама» и «Аншлаг» Сергей Дроботенко с юмором давно на «ты». И
Glenn Hughes, рок-музыкант: «Я хочу, чтобы мои фанаты просто получали удовольствие. Пусть они раздеваются и танцуют – не вопрос!»
Пока большинству своих поклонников в России он известен как живая легенда хард-рока 70-х, как басист Deep Purple и Black Sabbath. Но Гленн Хьюз далеко не так однозначен:
Сергей Чиграков, группа «Чиж и Ко»: «Я не понимаю людей, которые говорят, что их достали фанаты»
Иду вечером по улице и вдруг слышу из соседнего двора звук гитары. Группа молодых людей нестройными голосами что-то поет. Прислушиваюсь и узнаю знакомые до боли слова:

Chel-week