» » Владимир Богомолов, директор зоопарка: «Я во всех смыслах боец: если мне брошен вызов – приму его»

Владимир Богомолов, директор зоопарка: «Я во всех смыслах боец: если мне брошен вызов – приму его»
04.01.2009 918 0

Владимир Богомолов, директор зоопарка: «Я во всех смыслах боец: если мне брошен вызов – приму его»

Новости
В закладки
В довольно узком кругу сильных личностей и мощных профессионалов цельные натуры – центр в виде пусть жирной, но точки. Пожалуй, Владимир Богомолов в эту точку попадает. Известность к нему прилетела, в прямом смысле слова, в конце девяностых. Созданный им центр «Крылья» объявил войну наркомании и алкоголизму. Над этими донкихотами смеялись, их пытались не замечать. А когда они становились особенно надоедливыми – даже гнобить. Но «Крылья» продолжают летать и сегодня. И у них уже появилось тело в виде нескольких сотен «протрезвевших». А что делает Богомолов? Не оставляя в покое людей, он вдруг принимается устраивать жизнь зверей – соглашается стать директором зоопарка. Сегодняшний гость нашей редакции признался, что ему всегда было интересно разобрать человека до болтика. Мы попытались сделать с ним то же самое. Кто перед нами?
Сильный мужик?
Первый вопрос подсказывает ваша фамилия: знаете ее происхождение? Возможно, среди предков были служители церкви или примерные христиане?
– Честно говоря, не изучал родословную. Примерный исторический путь предков знаю. Прадеды и деды по маминой линии приехали в район Троицка из Украины. В Сибирь их сослали уже с Урала. Объявили кулаками. Из ссылки они вновь вернулись в Челябинскую область. Предки отца из Пензенской губернии. А фамилия мне самому очень нравится. Когда очень спешу, то сокращаю свою подпись – иногда получается «Бог». Но люди этого не замечают. (Улыбается.)
Чем занимались прадеды?
– Крестьянами были, конечно. Я своего прадеда Константина со стороны мамы хорошо помню. Мне было 14, а ему 101 год. Крепкого здоровья был человек. Хотя питание в ссылке – не самое лучшее. Они были поселенцами – Обская Губа Тюменской области. Мне бабушка рассказывала, что работали на рыбзаводе, голодно было очень. Но рыбу, которую добывали и солили, есть не дозволялось, следили за этим строго. Редко удавалось, спрятавшись за бочки, отведать рыбину...
То есть в семье не было врачей, но вы выбрали медицину? Что стало причиной?
– Сельское хозяйство. (Смеется.) Лето я чаще всего проводил у бабушки-дедушки в Кунашакском районе. Ни о каком море тогда даже не знал и не мечтал, потому что родители не могли себе позволить такой отдых. Поэтому жил все лето в деревне. Друзей у меня в деревне не было. Коровы, овцы, гуси, утки, куры – вот с кем я там общался в основном. Часто оставался один, было время подумать о смысле бытия. Вот и доразмышлялся.
Чтобы работать в крестьянском хозяйстве, надо быть физически не слабым.
– Да я вполне взрослый мужик был. 85 килограммов весил в девятом классе. Это чистые мышцы – я серьезно тренировался уже тогда. Еще мальчишкой на турнике раз 30 мог подтянуться и 50 раз делал подъем-переворот. С 12 лет колол дрова, мне это доставляло огромное удовольствие.
Какие виды спорта нравились?
– Меня не спорт интересовал, меня интересовало тело – его возможности. Тренировался сам, по науке. Я знал, какую мышцу и как надо развивать. Для этого очень много читал, в 9‒10 классе одолел курс физиологии за мединститут. Человек интересовал меня более всего: его психика и физиология. Профессиональный был интерес. Поэтому проблемы с профориентацией не было. Я знал давно, что пойду в медицину, и готовился к этому. А не поступив в медицинский институт после 10 класса, пошел работать на самую «передовую» – санитаром в приемный покой Первой городской больницы. Там можно было лучше всего познакомиться с профессией – на войне как на войне. Тогда я мечтал стать хирургом, а потому особый интерес вызывала операционная.
Не шизоид и Овену не брат?
Складывается впечатление, что вы с детства полагались только на себя?
– Тип такой – интравертированный экстраверт. Я всегда ориентируюсь на свои внутренние координаты.
Вы – единственный ребенок в семье?
– Есть старший брат, но он совершенно другой, хотя, если вы верите в гороскопы, у нас один и тот же знак – Овен.
Но в городе-то – в школе, во дворе – друзья были?
– У вас, наверное, впечатление сложилось, что я – шизоид какой-нибудь? Довольно много друзей было в городе. И сейчас широкий круг общения: музыканты, ученые, врачи, бизнесмены. В деревне просто не мог найти близких мне по интересам ребят. А Центральный район Челябинска – мой район, и 138 школа – моя школа. Я здесь родился и мимо вашего офиса каждый день бегал в школу. Во дворе собирались по вечерам, слушали радио «Свобода», Севу Новгородцева, сегодня многие мои друзья – известные музыканты. У нас были прогрессивные взгляды.
Наш нынешний мэр тоже учился в 138 школе.
– Мы учились в одной параллели с Михаилом Юревичем. Он – в «А», я – в «В». Параллель дружная была. Тесных дружеских отношений у нас с Михаилом Валериевичем не было, но общались, и сейчас общаемся. Один район! Здесь не встретиться невозможно. Даже если будешь только своими делами заниматься, раз в две недели упрешься в другого человека, живущего в этом же районе.
В футбол вместе играли?
– Нет. Он другими видами спорта занимался – в хоккей, по-моему, играл. А я тогда единоборствами увлекался. Честно сказать, я только сейчас учусь играть в футбол. Из меня неплохой защитник получается (Смеется.), я боец такой, в пределах допустимого. А в этом районе я только несколько месяцев не живу, на Северо-Запад переехал, да на два года в армию уходил. После того, как год отработал санитаром в больнице. Служил в Первой отдельной бригаде охраны Министерства обороны и Генерального штаба.
Ого! Как попали туда?
– Там, конечно, нужны были определенные внешние данные. Но самое главное, мы прошли серьезное тестирование ММPI, это 500 вопросов. По тем временам было очень необычное дело. Часть была элитной, а служба – службой, никто дачи не строил. Все время в карауле. Плюс наша рота выполняла функции почетного караула. Мы похоронили кучу людей из генералитета. А на выборах за Бориса Николаевича проголосовали всей частью в 1989 году. Нам пришла разнарядка голосовать за других, но тогда уже можно было отдать голос, за кого хочешь. Никто особо не диктовал.
Не было мысли после службы в такой части сделать военную карьеру?
– Армия уже тогда посыпалась, молодые лейтенанты думали, куда уйти. Служить стало невозможно. А я только врачом мечтал быть.
Человек ренессанса?
После армии, наверное, легко было в мединститут поступить?
– Я льготами не воспользовался, хотя у меня была медаль «За отличия в воинской службе», которая давала дополнительный балл при поступлении. Но мне и этот балл был не нужен, потому что без проблем сдал все экзамены. Я очень хорошо подготовился – в карауле всегда был с учебниками.
Но вы изменили мечте быть хирургом?
– Это было уникальное время, ренессанс психотерапии в стране. В Советском Союзе до перестройки не было психиатров, их в известное время расстреляли и психотерапию запретили. В годы моей учебы она стала разрешенной, и кафедра психиатрии мединститута насыщена была различными семинарами. Это было так интересно и здорово, с теплотой вспоминаю то время.
Кашпировский был на экране, Чумак воду заряжал... Не было желания пойти по их стопам?
– Была возможность, а желания не было. Когда в 1999 году был создан центр «Крылья», можно было тоже «раздаивать» родителей, потому что они всегда благодарны за результаты нашей работы. Но я никогда этим не пользовался и не собираюсь. Всегда говорю родителям: если в реабилитационных центрах вас начинают «раздаивать» – бегите.
Судя по всему, вы всегда были целеустремленным серьезным человеком, неужели никаких искушений? Те же наркотики, к примеру, попробовать?
– Если бы вы знали патогенез, то вопрос был бы совершенно не уместен. Наркотики и алкоголь – не живые существа, которые могут тебя схватить и закабалить. Если есть у человека предрасположенность, то он, единожды попробовав наркотик, станет наркоманом, а если системно употребляет алкоголь – алкоголиком. Я пробовал вообще все наркотики, и как-то говорил об этом в прямом телевизионном эфире. Папа потом долго со мной не разговаривал, потому что я сказал, что абсолютно никакой разницы нет между наркоманией и алкоголизмом. Это стереотип старшего поколения, в их времена не было наркомании. Для нашего общества наркоманы – «крайняя задница», а вот алкоголики умиление вызывают.
То есть вы поняли, что вам такая зависимость не грозит.
– Я наркотики пробовал исключительно с исследовательской целью, очень много читал книг по эзотерике, психологии, философии. В те времена не только психотерапия стала развиваться, но эзотерические направления. Этих людей называют визионерами, кто пытается с помощью различных веществ изменить – расширить – сознание. У нас в городе визионеров было много, большая часть их уже погибла от наркомании. Очень жаль, что прогрессивные по тем временам люди избрали этот путь. Вещества, изменяющие сознание, идут с человеком уже четыре тысячелетия. И весь опыт трансцендентного поиска связан с ними. Но я понял одно, что сознания эти вещества не расширяют.
Вы бы Владимира Высоцкого отнесли к визионерам?
– Да, он им и был, и «Нирвана», «Дорз» – это был расцвет визионерства. Хиппи... Там был и Хофман, который ЛСД создал. Это были массовые тренды. Иллюзия существовала, что с помощью этих веществ можно решить человеческие проблемы. ЛСД создавались для лечения шизофрении. Тот препарат, который сейчас известен под названием «Экстази», создавался для семейной психотерапии, чтобы люди симпатии испытали друг к другу. И потом использовать это состояние как эталон... Закончилась иллюзия печально. Почему раньше морфин использовался как лекарство, но не было наркомании? Моя личная теория – потому что раньше люди этим просто не злоупотребляли. Общество на тот момент не было обществом потребления. А сейчас стимуляция потребления привела к этому тренду. Вы же, покупая товар, покупаете эмоции. И производитель, чтобы продавать больше, запускает патологический круг – тебе говорят: вот ты БМВ купил, но сейчас вышла рестайлинговая версия, поэтому ты не можешь ощущать себя настолько комфортно в старой машине, тебе надо доплатить и получить настоящий кайф. А наркотики – это уже апогей, покупка эмоций в ампуле. Рефлекторная дуга – когда вначале вы что-то создаете, по результатам вам выдается бонус (статус, деньги) – сломана. Сейчас все стало не так – вы можете получать все сразу, ничего для этого не сделав.
Борец без упрека?
То есть наркоманы весь процесс свели к нулю?
– Есть такая наука футурология, которая предрекает плохой сценарий. Если сейчас мы не сможем поднять духовные ценности над материальными, то люди начнут погибать. Только духовный аспект даст возможность выжить и во время кризиса. Кризис-то у нас в голове, только сложно это осознать.
Это стало причиной создания «Крыльев»?
– Именно это. Я с детства искал смысл жизни, меня не устраивал путь быть просто потребителем: создавать материальные блага и превращать их в потребление. Зачем тогда все? Это называется одним словом – «потреблядство». Выразительное слово, не мной придуманное.
Где, если не секрет, в ваше время студенты мединститута брали эти вещества?
– В мединституте каждый нормальный студент познавал вообще все. Все таблетки, которые изменяют сознание, там попробованы были. И сочетания различные. Это нормальная практика студента мединститута, так же, как нормально поведение человека, который хочет стать врачом, не отходить от трупа, пока он его не разберет до болтиков. Хотя в Советском Союзе ни наркотиков, ни наркоманов не было. Это действительно так. Были люди, злоупотребляющие медикаментозными средствами. Сидели на барбитуратах – детский лепет по сравнению с тем, что творилось в мире. Мой руководитель в клинической ординатуре кандидатскую защищал по теме «Влияние атропина на сознание». Когда он выступал на предзащите, комиссия долго думала – то ли его посадить, то ли разрешить защищаться...
Как относитесь к тому, что в Амстердаме разрешены легкие наркотики, которые есть в открытой продаже, при этом запрещено публичное распитие пива на улице?
– Позиция, что есть легкие наркотики, а есть тяжелые – ложная, так же, как мнение, что есть крепкие алкогольные напитки, а есть пиво. Нигде в мире не существует лукавой приставки «слабо» к алкогольным напиткам. Мало того, что она на психологическом уровне действует: «пусть лучше пьют пиво», так и логика страдает – действующее вещество одно и то же – этиловый спирт. Давайте тогда говорить «слабонаркотический героин», просто насыпать в него больше мела – пустышки. У нас родители сегодня детям пиво наливают! Во дворах его подростки на глазах у всех пьют! Сложился обычай употребления пива подростками, и сложили его конкретно агрессивной рекламой. А обычаи сильнее законов. Надо бороться с обычаями прививанием других обычаев, законы тут не помогут. И я лучше буду бороться, чем упрекать себя, что не сделал этого.
Но, создавая «Крылья», вы были скорее предпринимателем, нежели волонтером?
– Сначала я хотел и помогать людям, и деньги зарабатывать. Сейчас мое представление изменилось – денег на этом заработать нельзя, этот бизнес нерентабелен, если не заниматься тем, что вредит твоему имиджу. А я забочусь о своем душевном состоянии. Прежде всего, что люди обо мне подумают? К тому же идеологическим стержнем нашей программы «12 шагов» является Евангелие. Основная проблема заболевания состоит в отрицании заболевания. Один из первых шагов программы – признать себя больным человеком. До этого человек думал, что он может контролировать себя – вот захочу и брошу. В религиозных постулатах это называется гордыней. А человеку нужно смирение. Только тогда ты увидишь координаты, где находишься. И начнешь двигаться. В состоянии лжи ты никогда не выздоровеешь. И об этом тебе говорят не люди, обчитавшиеся литературой, а те, кто имеет личный опыт выздоровления.
Идущий на вы?
Сегодня вы еще и директор зоопарка, то есть менеджер. Центр помог вам стать управленцем?
– В менеджменте я все понимаю с детского сада. Потому что в детском саду я руководил детским садом, в школе – школой, в институте – институтом... Я всегда был лидером, если не официальным, то теневым. И меня старались быстро сделать официальным, чтобы народ не уводил в сторону.
Однако ваше назначение директором зоопарка было неожиданным для многих.
– Даже слишком неожиданным. Но меня надо знать – я во всех смыслах боец: если мне брошен вызов, я его приму. Предложение мне было сделано неожиданно, но я не думал нисколько, сразу согласился. Хотя ситуация была очень сложной.
Не пожалели сегодня, что приняли этот вызов?
– И даже рад, потому что кое-что у меня уже получилось. Коллектив меня принял!!!
Пришлось кого-то уволить?
– Сразу уволил несколько человек. Они, с точки зрения функционала, вообще не понятно, что делали, и получали просто космические зарплаты. Зам по ТО и ЧС, например. Зачем? Есть инженер по технике безопасности, и этого достаточно, он успевает все. Зам по строительству – а проблем строительных!!! Еле разгребли.
Сколько времени проводите в директорском кресле?
– Каждый день, часто задерживаюсь до шести-семи вечера.
И продолжаете руководить «Крыльями»?
– Это общественная организация, и мне там нечего делать, кроме осуществления глобального руководства какой-то акцией, например.
Пришлось чему-то снова учиться, заняв должность директора зоопарка?
– Если сравнить уровень подготовки врача и ветврача, то это по уровню подготовки: врач и средний медперсонал. Даже по биологии у меня подготовка ничуть не ниже, чем у ветврача. А по фармакологии, хирургии – выше. К тому же я – организатор, не ветврач.
Какие сложности на работе более всего напрягают?
– Самое узкое место – нет теплой экспозиции, а потому посещаемость зоопарка зимой крайне низкая. Практически нет ее. А в Екатеринбурге, к примеру, где такие экспозиции есть – посещаемость зимой не намного ниже, чем летом. Мы вот недавно сделали только теплую экспозицию тропических животных, использовали каждый квадратный метр теплого помещения. Сейчас в павильон хищников попытаемся втиснуть выставку птиц. А крайне больное место – это содержание животных в транспортных клетках. Предполагалось, что это явление временное, но нет ничего более постоянного, чем временное. Это местные хищники. Так вообще их нельзя содержать. Хотя, если говорить о перспективах развития, у нас самый лучший зоопарк в России. Нам все завидуют.
Но денег в связи с кризисом теперь на развитие не будет?
– Я не ищу причин для оправдания бездействия. Вот когда мы «Крылья» открыли, нам же никто не помогал и даже гнобили нас, но я делал то, что считал нужным. Для меня внешние факторы роли не играют, они все равно когда-нибудь изменятся. Главное, чтобы совесть моя была чиста. И в этом случае я буду делать то, что необходимо.
Вы боретесь с пивом, а есть люди, которые выступают против зоопарков, как на это смотрите?
– Содержать животных в транспортных клетках – это, конечно, сродни професcии палача. Но по животному видно, как оно себя ощущает. Есть такая вещь, как зоопсихология. Животному нужны нормальные условия. Я бы вообще никого не запирал. В цивилизованных зоопарках, где звери содержатся в естественных условиях, я бы сам жил. (Смеется.) Наслышан о Берлинском зоопарке, они законодатели технологий. Там нет ограждений между человеком и животным, их не видно, и животное при этом находится на уровне глаз, как будто ты вместе с ним гуляешь на поляне. Эти технологии давно применяются. Наша концепция рассчитана на такие технологии. Поэтому я изменил свои представления о зоопарках. Раньше зоопарк ассоциировался у меня с клетками, безобразием. А сейчас это прежде всего место экологического просвещения. Ведь многие дети никогда не видели, как курица бегает, кто такой кролик, а лев... Это же просто восторг – голова в полстола. Внутренний мотив для меня всегда крайне важен. Если я не найду такого мотива в себе, никто меня не заставит что-то делать.
Часть океана?
Есть в нашем зоопарке зверь, которого любите больше всех?
– Всех люблю. Но особенно из наших нравится харза – достаточно экзотичное животное и смотрибельное. Здоровая куница с оранжевой спиной, которая постоянно чем-то занята. Вот росомаха – тоже из куньих, но ее не видит никто. Лишь написано на клетке: «росомаха». А харза, наоборот, любит общение. Для коллекции зоопарка она – гвоздь программы. Купить ее было невероятно сложно, почти невозможно. Но нам это удалось благодаря сложной комбинации. Но это секреты из жизни зоопарков.
А спонсоры у нашего зоопарка сегодня есть?
– Конечно. Харзу нам купил Дмитрий Черных. Илья Мительман помог купить пантеру с леопардом. Леопарда мы купили как производителя, хочется, чтобы в зоопарке родилась еще одна пантера. Птиц нам обещали братья Рындины подарить.
Как зоопарк будет встречать Новый год?
– Поставим елку. Бычков и коровок нет у нас – мы на этот раз без символа, вот крыс полно.
Приходят остатками корма поживиться?
– Мы их специально выращиваем на корм хищникам, должен быть у них живой корм, иначе они будут болеть и поумирают. Поэтому у нас есть виварий. Это благородные крысы специальных сортов. Очень вкусные. (Смеется.)
Работа и общественная жизнь. Такое впечатление, что на личную у вас времени не остается.
– У меня есть время на все. Я с детства умею планировать свой рабочий день. Когда учился в мединституте, у нас сложнейшие сессии были – на первых курсах уже сдавали госэкзамены. Так я никогда во время сессий не переставал ни тренироваться, ни другие дела делать. Все успевал. Время – оно не линейно, его можно сворачивать и разворачивать. Если ты этого хочешь – времени на все хватит. Не сочтите за хвастовство, мне времени еще на многое хватит. «Мне бы точку опоры, мир бы перевернул», – так говорил древний философ?
Что, к примеру, успеваете дома делать?
– С дочерью, ей полтора года, погулять. С большим удовольствием готовлю, делаю уборку, мою посуду... Я все делаю с удовольствием. Но ребенок – это особое удовольствие. Сегодняшний момент – это фрагмент подготовки к большой будущей жизни. Все предыдущее время я учился, тренировался – нарциссический этап, когда человек сам себе уделяет много времени. А сейчас я вошел в стадию созидания – жить и творить. Хочу, чтобы у нас женой было много детей. Моей жене еще только 20 лет.
Где познакомились?
– В кафе. С первого взгляда понравились друг другу. (Улыбается.)
Новый год будете встречать тоже в кафе или ресторане?
– Дома. В идеале, я бы на море поехал. Меня всегда тянет к воде. Даже от созерцания воды испытываю восторг. Мне очень комфортно, когда рядом открытая вода, я хочу дом у воды купить когда-нибудь. А еще я давно занимаюсь подводной охотой. Охотился в Средиземном море и постоянно – на наших озерах. На любую крупную рыбу. В воде могу проводить по пять-шесть часов – среднее время для охотника.
Не страшно погружаться на большую глубину?
– Весь фокус вот в чем: чтобы долго находиться под водой, нужно снизить потребление кислорода. А возможно это только тогда, когда достигнешь состояния покоя. Если ты в адреналине – под водой сможешь продержаться буквально секунды. Задержка дыхания зависит не от того, каков размер легких у человека, курит он или нет, тренирован или нет, а только от психологического состояния. Если удастся снизить процент потребления кислорода, то сможешь пробыть под водой очень долго. Я охотился в море ночью, в шторм – это на самом деле жутко, если ты не готов. В море с фонарем, берега не видно, и огромные волны. Нормальным людям мы, конечно, кажемся идиотами. Но фишка в том, что, когда ты спокоен, утонуть невозможно. Надо к морю относиться как к материнской стихии – а это на самом деле так. Мы все вышли из океана. Когда ты перестаешь сопротивляться, успокаиваешься и полностью отдаешься во власть этой стихии – наступает состояние океанического блаженства.
Комментарии (0)
Добавить комментарий
Прокомментировать
Введите название нашего сайта с маленькой буквы на английском языке без дефиса, и без .ru
Настя Задорожная, актриса, певица: «Я не тот человек, который сильно заинтересован в пиаре»
Настя Задорожная – девушка, которая всего добилась сама. Ее сегодняшняя популярность родом из детства. Именно тогда она начала гастролировать с коллективом «Непоседы» по
Андрей Загидуллин, режиссер: «В Челябинске режиссуры нет»
Самоучка – Расскажи о себе. С чего начал? – В детстве я делал маленькие фильмы. Все это снималось на любительскую видеокамеру, которую мне подарили родители. Сначала я
Александр Балуев, актер: «Русский актер никогда не сыграет главную роль в голливудском проекте!»
В российском кинематографе он олицетворяет Настоящего Мужчину. До какого-то времени был и настоящим полковником – слишком часто актеру Балуеву доставались роли военных.
Участники реалити-шоу «Дом-2»: «Проект будет идти еще долго, ведь дом может стоять сто лет»
Участников проекта «Дом-2» сложно назвать звездами. Они не прославились своими выдающимися талантами, не покоряли публику умом и способностями. Но все они так или иначе
Медиапроект «Иное Кино»
Медиапроект «Иное Кино»
Медиапроект «Иное Кино»
28.03.09 Афиша Челябинска
Целый месяц 10 человек, среди которых были замечены известные бизнесмены Челябинска, чемпион СНГ по боксу, художник, а еще рекрутер, снимали свое кино. Точнее, свое Иное
Glenn Hughes, рок-музыкант: «Я хочу, чтобы мои фанаты просто получали удовольствие. Пусть они раздеваются и танцуют – не вопрос!»
Пока большинству своих поклонников в России он известен как живая легенда хард-рока 70-х, как басист Deep Purple и Black Sabbath. Но Гленн Хьюз далеко не так однозначен:

Chel-week