» » Евгений Майхровский, народный артист СССР: «Клоун в цирке главный, если это хороший клоун»

Евгений Майхровский, народный артист СССР: «Клоун в цирке главный, если это хороший клоун»
29.10.2008 2 607 0

Евгений Майхровский, народный артист СССР: «Клоун в цирке главный, если это хороший клоун»

Афиша Челябинска
В закладки
У клоуна нет возраста – это ясно каждому, кто приходит на цирковое представление. Он просто мудрый и веселый ребенок, глядя на которого немного легче жить. Если клоун не просто заполняет пустоты между выступлениями воздушных гимнастов, акробатов и эквилибристов, если клоун – личность, он становится смыслом и главным персонажем циркового шоу. Клоун Май – именно такой: артист, который своим появлением на арене цирка сразу же завораживает и очаровывает публику.
Евгений Бернардович, этот год у вас юбилейный. Вы родились в семье цирковых акробатов, детство пришлось на военные годы.
– Я родился в 1938 году. В детстве я был в эвакуации где-то под Челябинском. Когда мне было три года, я уже стоял у мамы на плечах, а она стояла у папы на плечах... а я читал стихи. Это я помню хорошо – ту площадку, перед кем выступал – дети, персонал, местные жители... Родители приезжали проведать меня, а до этого возили меня с собой в чемодане. До 19 лет, несмотря на то, что мама и папа у меня были акробаты, я к цирку никакого отношения не имел. Родители ничего не навязывали мне.
Вы мечтали стать драматическим (или комедийным) артистом. Пытались поступать во все театральные вузы Москвы. Но не сложилось. Как сейчас к этому относитесь? Все к лучшему?
– Трагедия в моей жизни. Но я всегда был оптимистом. Я считаю, артистом театра я стал бы хорошим. Но я бы не был в такой физической форме и не сохранился бы так, как сейчас, если бы не цирк. В школе я в драматических кружках занимался, играл в пьесах, постоянно веселил друзей и подруг. А не приняли меня ни в один театральный институт в 1956 году потому, что я был непригоден по сценической речи. Я шепелявил. Тогда можно было за лето пройти через все театральные институты, я и прошел. Я поступал в Щепкинское, в Щукинское, во ВГИК, ГИТИС... И вторая моя мечта – я тогда хотел стать журналистом. Очень много читал в детстве, знал много стихов, обожал поэзию. Если в школе задавали пересказать – я учил наизусть. И после пролета с театральными вузами я год проработал наборщиком-верстальщиком. А через год поступил в цирковое училище. Как-то зашел с мамой, посмотрел как будто другими глазами – и все.
И какая-то к девятнадцати годам во мне появилась сила: я понял, что цирк – это мой хлеб, это хлеб моей будущей семьи. В общем, меня зацепила клоунада. А актерское мастерство у нас в училище тогда преподавали педагоги МХАТа. На первый курс я попал условно из-за проблем с речью, но уже через полгода я получал повышенную стипендию. Потому что я приходил в шесть утра, в семь утра у нас начиналась прыжковая акробатика. Так я окреп. Правда, я до этого занимался штангой, футболом. Вот я часов до двух, до трех занимался акробатикой и гимнастикой. А поступил-то я на отделение клоунады. А там – мастерство актера, грим, музыкальные инструменты (я играю на саксофоне и на трубе), проволока, балет... много чего. А еще я тогда дрессировал собачку, хоть это и было запрещено в цирковом училище (школа все-таки). Потом призвали меня в армию. Там я создал солдатский цирк, и в ГИТИС поступил, уже служа в армии...
А когда родился клоун Май?
– В 1972 году. Клоун Май складывался из нескольких компонентов – костюм, музыка, грим. Вот березовые штаны придумал художник Игорь Радыгин. Причем, у меня березка не белая, а черная с белыми полосками. Мы же тогда еще в опилках работали. Псевдоним Май появился в 1972 году, а в 1970 – мой крик, когда я выхожу: «Ой-ой-ой!!!». В зависимости от ситуации этот крик у меня трансформируется. Я долго думал, какой псевдоним взять...
Кстати, в 1972 году умер один из лучших клоунов – Енгибаров, а вы вот появились...
– А мы с ним очень дружили. Он старше меня немного был.
В 1977 году впервые на арене цирка был поставлен спектакль. Вы принимали в этом непосредственное участие. Это «Бумбараш». Нет ли сейчас желания повторить подобный опыт?
– Это была очень сильная работа. К сожалению, никаких документов, кроме фотографий, не сохранилось. О, это были десять дней, которые потрясли город Пермь! Ставил это очень талантливый режиссер Игорь Тернавский. А тогда я в Москве работал, и должен был в отпуск уйти. А он вот уломал. Там надо было ездить на лошадях, драться, летать под куполом цирка и, главное, петь песни. Я пел все песни без микрофона! Кстати, в Рио-де-Жанейро и в Мюнхене – двадцатипятитысячные залы, я работал без микрофона. Театралы все в обморок падают, когда я начинаю разговаривать. Я сейчас даю мастер-классы для актеров, для своих даю бесплатно. А вообще, я и сейчас готовлюсь к выступлению час-два – не меньше. Сегодня такой спектакль, как «Бумбараш», сложно сделать, но мне было бы интересно провести кастинг. Нам приходилось и под куполом летать, и любовные сцены там были. Потом была «Каштанка».
И за «Каштанку» вы звание народного артиста СССР получили?
– Так сложилось. По слухам – да. Звания же у нас даются не только за то, что делается. В 1984 я сделал «Каштанку», а через три года получил народного. Вообще, я никогда об этом не думал. Я пахал, как негр. С собой возил и дочку, и сына.. Всегда все вместе. Я никогда не отказывался от работы. Если мне говорили: «Бери минимум багажа и дуй во Владивосток», – я брал и дул. И до того мы к этому привыкли, что иначе не можем: Бельгия, потом Япония, Южная Корея, снова Япония и снова Брюссель. Мы с сыном сами много дорог прошли за рулем, на грузовиках.
Вы всю жизнь на колесах, в пути. Есть ли различия в восприятии юмора в России и на Западе, в столице и в провинции?
– Конечно, есть! Различия в темпераменте. Взять итальянцев или немцев. И потом, англичане – это одно, а южноамериканцы – это другое. А россияне – совсем другое. Важную роль играет менталитет. Но я вам скажу, что меня в любой стране зритель принимал очень быстро, в связи с тем, что я в каждой стране разговаривал на их языке. И даже были такие неожиданные вещи: приходили в гримерку и спрашивали – почему в программе все русские, и только один клоун – чех? А в Японии ко мне шли зрители разговаривать со мной. (Воспроизводит японский язык.) Так же и во Франции, и в Испании – везде.
Меня готовят педагоги, но первое время, когда приезжаешь – тебя все равно никто не понимает. Тогда я иду в самое людное место в городе, беру пиво и часами смотрю – какая пластика, как говорят... Так можно найти много изюминок. Моя изюминка как клоуна в том, чтобы становиться ближе. Поэтому когда я здороваюсь со зрителем, я детей называю «старичками», «старушками», а взрослым говорю: «Здорово, пацан!» Я их так равняю. Они так довольны все!
Вы хотите, чтобы все смеялись, не только дети?
– Конечно! Мне очень нравится, когда женщины смеются. Да все. Редко когда бывает, что ну никак! Я обожаю анекдоты. Дружил с Олегом Поповым, с Юрием Никулиным. Встречались часто с Енгибаровым, с Волжанским...
Евгений Бернардович, раскажите о месте клоуна в цирке. Существует ли какая-то цирковая иерархия? Может ли клоун, например, быть главнее дрессировщика тигров?
– Клоун главнее. Если это хороший клоун. А вообще, по жанру, каким он вышел после Попова, Енгибарова, Марчевского, вашего покорного слуги, – клоунада встала на уровень аттракциона. Часто ходят в цирк только на клоуна. Вот я отработал в Москве до «Бумбараша» год, за это время я четыре программы сменил, и каждый раз делал десять новых реприз.
Наш, российский, клоун и клоун на Западе – они разные?
– Конечно. Вот самый талантливый у нас в этом направлении – Слава...
...Полунин?
– Да.
Но он типичный западный клоун?
– Конечно. А советская и постсоветсткая клоунада – она более реалистичная. Мы всегда живые выходили. С минимумом грима. Вот все это и вышло на уровень аттракциона. Но западная клоунада сейчас постепенно заполняет наш цирк.
А наш клоун на Западе интересен?
– Интересен. Хороших клоунов, настоящих, всегда было мало. Сто человек, не больше. А всего шестьсот-семьсот человек. Сейчас просто востребованность появилась. Раньше ведь многое запрещали. Большие ботинки, почему-то, запрещали: считалось, что западное влияние. Мы должны были быть очень яркими личностями, чтобы смешить без грима. Енгибаров – он вообще без грима выходил, только глаза подводил немного.
Есть еще такой момент, грустный немного. Раньше были Енгибаров, Попов, Никулин. Их все знали, они были «звезды». Вас же все не знают. В чем причина?
– Понимаете, какая вещь... Раньше не было такого телевидения. И потом, у нас цирк был сам по себе значим. Как большой театр. Как спорт...
...на уровне национального достояния?
– Да. Раньше Брежнев, Устинов, Косыгин – частые гости были в цирке. А после них – нет.
А публика изменилась?
– Нет! Я всегда говорю, когда меня об этом спрашивают: «Ржут!» Если профессионально работает человек... Если вы пришли и увидели халтуру, вы повернетесь и уйдете, верно? А когда выходит профессионал, вам уже деваться некуда! А вообще, мы в каждом городе ходим в театры. Без этого не будет мастера. Гимнаст это или жонглер – не важно. И ассистенты ходят. И вот когда коллектив работает слаженно – я последний ухожу – зрители сидят! Хлопают, но сидят.
А вы рады, что династия продолжается, или хотели бы иной судьбы для своих внуков?
– Конечно, я рад! Внук – воздушный гимнаст, внучка – вообще принцесса цирка – на лошади, с морскими животными... Вообще, у нас Театр морских животных. У нас животные превращаются в людей, и даже иногда умнее людей становятся, а люди – в животных. Сын у меня владеет пятью языками, он прекрасный переводчик, но захотел работать со мной. Дочка у меня, переезжая из города в город, закончила 72 музыкальные школы! Вот так вот. А сейчас я делаю плов. Вы не поверите – мы вместе питаемся, мы вместе отдыхаем.
Тогда последний вопрос...
– ...«последний» в цирке не говорят. Говорят: «Еще один».
Еще один. Вы говорили, что хорошо знали Олега Попова и Юрия Никулина. Конфликт между ними – это миф?
– Конфликт был. Никулин – прекрасный человек был, Олег Попов – сложный человек, Карандаш – еще сложнее был, кстати. Как ни странно, сейчас мы с коллегами находим общий язык. Нет таких проблем. У меня на юбилее клоуны со всей страны и из-за рубежа были. Когда мы редко выезжали за рубеж, была и зависть. И я прошел через это. Когда оформляешься, например, во Францию, едет вся программа, а клоун – не ты... Едут те, у кого контакт с начальством. Я пиаром своим не занимаюсь принципиально. Так, как сейчас это делают Запашные.
Вы так не хотите так, как Запашные?
– Нет. Я считаю, что это унижение. Актер складывается из полутонов. Я вообще не люблю однообразия. Несмотря на то, что на тебе одна и та же маска всю жизнь.
Для вас важнее, что вы сами знаете о собственной значимости, и этого достаточно.
– Да. Я профессионал. Я счастливый человек. Все мои всегда рядом. Мы даже отдыхать едем вместе. Вы не поверите! Сказка! Ну почему я должен ходить и кому-то что-то доказывать?
Комментарии (0)
Добавить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Александр Балуев, актер: «Русский актер никогда не сыграет главную роль в голливудском проекте!»
В российском кинематографе он олицетворяет Настоящего Мужчину. До какого-то времени был и настоящим полковником – слишком часто актеру Балуеву доставались роли военных.
Кристина Орбакайте, певица, актриса: «Каждая роль внесла в мой характер что-то свое»
Сегодня она принадлежит к первому эшелону звезд. Ее уже давно перестали считать «маминой дочкой». Кристина Орбакайте доказала всем, что она – самостоятельная творческая
Марица Запашная, дрессировщица: «С Хищниками нельзя переходить на ты»
Ей по праву гордится вся династия Запашных. Как и четыре поколения рода, она выбрала своей судьбой цирк, став королевой манежа. Ее уникальный коронный номер с пантерами
Владислав Галкин, актер: «Когда ты берешь на себя ответственность за ту или иную роль, ты берешь на себя ответственность ее оживить...»
Имя актера Владислава Галкина сегодня на пике популярности. Большинству зрителей он полюбился по сериалу «Дальнобойщики», в котором актер на грузовике покорял дороги
Александр Борок, главный режиссер Челябинского областного театра кукол: «Я все детство играл в куклы»
Все, кто знаком с Александром Владимировичем Бороком, главным режиссером Челябинского областного театра кукол имени Вольховского, относятся к нему с глубокой симпатией и
Олег Митяев, бард: «Жванецкий мне завидует и выступает у меня на «разогреве»!»
Олег Митяев – один из самых известных в России бардов. Начиная в жанре традиционной авторской песни, он смог не растерять каэспэшного обаяния и приобрести
Евгений Майхровский, клоун, народный артист: «Клоун в цирке главный. Если это хороший клоун»
У клоуна нет возраста – это ясно каждому, кто приходит на цирковое представление. Он просто мудрый и веселый ребенок, глядя на которого немного легче жить. Если клоун не
Glenn Hughes, рок-музыкант: «Я хочу, чтобы мои фанаты просто получали удовольствие. Пусть они раздеваются и танцуют – не вопрос!»
Пока большинству своих поклонников в России он известен как живая легенда хард-рока 70-х, как басист Deep Purple и Black Sabbath. Но Гленн Хьюз далеко не так однозначен:
Нина Усатова, актриса: «Чтобы оставить о себе хорошее впечатление, надо быть сильной»
Так уж сложилось, что люди воспринимают ее зачастую как актрису, воплощающую на экране образ женщины из народа. Достаточно вспомнить роли Нины Усатовой в картине
Клоун Май и «Морские звезды»
Клоун Май и «Морские звезды»
Клоун Май и «Морские звезды»
19.09.08 Афиша Челябинска
20 сентября, цирк, 16:00 В челябинский цирк приехали артисты Российской цирковой компании и привезли программу «Морские звезды». Зрителей ожидают современный цифровой

Chel-week